Rambler's Top100
  
  

Традиционная культура

Базлов Г.Н.
"74"

-1- -2-

"-Был бы человек, а статья найдётся!"
(Из разговора двух юристов.)
"То, что вы на свободе, это не ваша заслуга, а наша недоработка!"
(Шутка в кабинете следственного отдела прокуратуры.)

Есть такие люди, которые всерьёз полагают, что юридические нормы и законы во всём и всегда всецело отражают правду и вселенскую справедливость. Между тем, верующему человеку очевидно, что только Бог зрящий сердца человеческие может справедливо оценить мотивы людских поступков. По замыслу Творца в основание нашего естества положен нравственный закон - СОВЕСТЬ, этот нелицеприятный и строгий судья и есть выражение высшей правды и справедливости. Именно ему следовали наши православные предки, когда возникал выбор: соблюдать букву закона человеческого или подчиниться велению совести - голосу Бога в человеке.

У читателя, впервые познакомившегося с северо-западной бойцовской культурой, может возникнуть недоумение: "Откуда в припевках кулачных бойцов столько тюремного? Не уголовная ли это культура, подсунутая в обёртке народного обычая?"

В этой статье нам хочется разъяснить эти на первый взгляд "подозрительные" особенности бузовской субкультуры.1

В 20-х годах ХХ века в уголовном кодексе молодой Советской республики появляется новая - 74-ая статья о хулиганстве:

"Хулиганские действия на предприятиях, в учреждениях и в общественных местах - караются тюремным заключением сроком на один год, если эти действия по своему характеру не влекут за собой более тяжкого наказания (16 августа 1940 г. "Известия Советов депутатов трудящихся СССР" № 190 от 17 августа 1940 г.)

Если означенные действия заключались в буйстве или бесчинстве или совершены повторно, или упорно не прекращались, несмотря на предупреждение органов, охраняющих общественный порядок, или же по своему содержанию отличались исключительным цинизмом или дерзостью.- лишение свободы на срок до пяти лет." (10 мая 1935 г. (СУ № 14, ст. 146)

По этой статье стало возможным отправлять в тюрьму человека за поступки, которые прежде не считались уголовно наказуемыми. Текст 74 статьи можно было толковать весьма расширенно. И в разряд "грубого нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу…" сразу же попали многие формы традиционного быта. Теперь стукачи и знатоки "новой правды" получали уникальную возможность. Под действие 74 статьи подпадали и засидевшиеся за рюмкой поющие соседи, и уж тем более гармонист, с исключительной дерзостью дёргавший меха не в канун революционного праздника. Доходило до того, что запрещали петь на свадьбах (- Орёте, как дикие!), а за исполнение песни "Ты не вейся, чёрный ворон" в Старицком районе в 30-х увозили людей на 5 лет.

Вообще, складывается впечатление, что новое законодательство не столько укрепляло порядок, сколько было призвано остановить народные праздники и придать забвению все формы традиционной жизни. Так под статью о частном предпринимательстве подходили все народные промыслы, т.е. и вышивка, и ткачество, плотницкое мастерство, изготовление музыкальных инструментов и т.д. Знахарей и целителей наказывали тюрьмой за "самолечение". Люди, практикующие традиционный рукопашный бой, конечно, осуждались по 74 ой статье, их противоправные действия проявлялись в "буйстве, или бесчинстве, или были совершены повторно, или упорно не прекращались, несмотря на предупреждение органов, охраняющих общественный порядок". Тогда же в 20-х было запрещено русским мужчинам (в отличии от мужчин кавказских) носить с собой ножи, которые были прежде неотъемлемой частью национального костюма. Запрещались единоборства, стеношные и палочные бои. Не особенно выручала и уловка маскировать тренировки и состязания под народную пляску. Танец получался диковатый и уж очень задиристый.2

Заиграйте мне "под-драку"-
     Побузиться хочется.
     А по совести сказать,
     Так нам побиться хочется.

Конечно, вековой обычай не уничтожить одним указом. Народ сопротивлялся, продолжал носить ножи, драться на палках, плясать бузу и петь частушки. В это время в жанре боевых припевок появляется мотив конфликта артельного обычая и нового законодательства.

48 протоколов на весёлого меня,
     А мой батька, председатель,
     Мне не будет ни чего!


-1- -2-