Rambler's Top100
  
  

Предания и байки

Склизков В.А.
"Из армейской жизни"

-1- -2- -3-

Эта статья, учитывая специфику нашего сайта, естественно, о неуставных взаимоотношениях между военнослужащими.

Сам я офицер. Во время службы потребность отходить от воинского устава возникала у меня нечасто. При определенных знаниях и навыке, а также наличии свободного времени и терпения, подчиненного можно по уставу так строить, что ему мало не покажется. Но у такого подхода есть существенный недостаток - это именно необходимость времени и терпения, а и то и другое есть не всегда. Иногда меры надо принимать очень быстро. А иногда бывает, так все достанет, что возникает трудно преодолимая потребность отвести душу. Отход от армейских законов часто имеет последствия, иногда они бывают очень неожиданными.

В моем подчинении кроме всего прочего был коммутатор. Это такое устройство, с помощью которого, в ручном режиме обеспечивается телефонная связь. Кто видел старые фильмы про октябрьскую революцию, тот может вспомнить кадры, как девушки телефонистки, сидящие перед большими ящиками в ответ на "Алло, барышня, дайте Смольный" вставляют штекеры со шнурками в гнезда, обеспечивая соединение. С тех пор мало что изменилось, тот же ящик, те же гнезда с бирочками, на которых написана фамилия абонента, те же шнуры со штекерами. Разница только в том, что вместо барышни у меня был солдатик-телефонист, который по мере приближения еще далекого дембеля все хуже и хуже относился к своим обязанностям, особенно в ночное время (коммутатор обеспечивал круглосуточную связь).

Однажды меня поднимают из постели в три часа ночи и сообщают, что нет телефонной связи и необходимо принимать срочные меры. От военного городка до места, где находился коммутатор, было около километра. За лейтенантом машину посылать естественно никто не стал. Пришлось мне топать пешком. Поскольку надо было пройти через территорию, охраняемую вооруженным патрульным, который, не разобравшись, мог и стрельнуть, я зашел в казарму, взял с собой дежурившего по роте сержанта, и мы пошли. Дошли благополучно, патрульный нас не встретил, я отправился разбираться со связью, а сержант искать своего патрульного.

Узел связи располагался в металлическом вагончике за железной дверью, закрывающейся изнутри. Она была заперта и я начал стучать. Это продолжалось достаточно долго, чтобы я потерял последнее терпение. Наконец-то раздался щелчок замка и дверь распахнулась. Передо мной стоял мой боец, его заспанная физиономия выражала крайнюю степень недовольства (он думал, что его разбудил кто-то из знакомых солдат), когда же он, наконец, продрал глаза и разобрал кто перед ним стоит, то сначала сильно удивился, а потом испугался, но видимо вспомнив, что дембель не за горами (хотя и не скоро) решил вести себя по-наглому.

Я быстро прошел в вагончик, сел за коммутатор и проверил связь, техника нормально работала. Поворачиваюсь к бойцу и спрашиваю: "Почему на звонки не отвечал?". А в ответ, нисколько не смущаясь: "Никто не звонил". Я ему: "А, может, слишком крепко спал?". В ответ: "Я не спал", - и это мне говорит телефонист, на лице которого отпечаталась вся передняя панель коммутатора, на которой он уснул.

Чтобы привести его в божеский вид, преодолев некоторое сопротивление, я повозил его мордой по коммутатору и некоторому другому оборудованию. Кроме того, солдат, несмотря на то, что он находился на боевом посту, оказался одет по форме соответствующей проведению утренней гимнастики. Пришлось для окончательного приведения его в чувства, провести с ним занятие по спортивной подготовке. В вагончике места было мало, так что занятия свелись в основном к выполнению классических упражнений по типу "упал-отжался". Потом мы перешли к строевой подготовке. В стесненных условиях ограничились отработкой приветствия и доклада при появлении начальства. Когда солдатик уже начал терять голос после очередного доклада, я почувствовал, что порядок наведен, и можно идти спать, а у моего бойца сон пропал напрочь до конца службы. Я отправился домой, патрульный и на обратном пути мне не попался.

Мой солдатик оказался непрост. Он затаил на меня обиду. Став образцово выполнять свои обязанности, он начал на меня стучать. Стал писать письма замполиту, в которых описывал все, им замеченные, мои грехи. Но я ничего об этом не знал.

Однажды меня вызывает в штаб командир батальона. Захожу к нему в кабинет, там сидят комбат и замполит. Ну что говорят, лейтенант, тут на тебя письма пришли, и замполит мне показывает стопочку. Ну-ка, говорит, посмотрим, что ты делал тогда-то и тогда-то в такое то время, как ты нес боевое дежурство такого-то числа. Они так поиздевались надо мной, а потом командир мне и говорит: "Объявляю вам, товарищ лейтенант, благодарность за хорошую службу". Я недоумеваю, спрашиваю: "Как так?" А он мне в ответ: "Если солдат жалуется на офицера, значит, офицер службу знает. Все, можешь идти". Ну, я и пошел прямо в казарму и отправил писателя по нарядам надолго, причем без всякой очереди.


-1- -2- -3-