Rambler's Top100
  
  

Исследования

Мискин Р.В.
«Тростка в украинской воинской традиции»

-1- -2- -3- -4- -5- -6-

Однако в полноте своей традиция трости на Украине до наших дней не сохранилась - сведения носят фрагментарный характер и локализованы в разных исторических периодах и регионах страны.

Единственное исключение - Карпатский регион, в котором традиция боевой тростки дожила до нашего времени практически в неизменном виде. Правда, сам внешний вид трости претерпел столь удивительные изменения, что на первый взгляд узнать в ней ту самую тростку-треску довольно нелегко. Обратимся вновь к монументальному труду украинского этнографа Федора Вовка:

"У гуцулов вместо трости употребляют топорик, у которого на верхнем конце насажена небольшая, чаще всего медная секирка, украшенная более-менее искусной резьбой. В последнее время медные секирки заменяют часто на деревянные с разными инкрустациями. Кроме топориков, у гуцулов употребляют также украшенные трости, но их носят только замужние женщины" (см.Хведир Вовк, с.169).

Последнее замечание очень важно - у карпатских горцев обычная прямая трость без набалдашника была также известна и служила атрибутом замужней женщины. Однако что значит "украшенные трости"? Каким образом их украшали? Ответ на этот вопрос даёт и само название такой украшенной трости в Карпатах - "насiка", т.е. насека! Иными словами, из названия видно, каким именно образом украшалась трость - путем нанесения на дерево резьбы и насечек в виде узоров. Причем исследователь отмечает, что карпатские пастухи проводили между собой поединки на посохах и тростях-насеках (см., например, Мандзяк, с.13). Очень интересно сравнить узоры на топориках - "бартках" и "келепах" - с узорами, вырезанными на тростках-тресках Северо-западного региона России (см. в Приложении образцы из музеев Украины). Перед нами - реликт той самой тростки, известной также в старину и у донского казачества, т.е. в регионе, отстоящем от Карпат также на сотни километров!

Вывод этот подтверждается и наблюдениями другого исследователя:

"Топорец (или "келеф") был непременным спутником гуцула, куда бы он ни направлялся: в местечко, на торг, в соседнее село, в сельское правление, на сход, в корчму или на танцы. Как только парень ("легинь") взрослел и становился полноправным членом сельского молодежного сообщества - "парубоцкой громады", он получал право появляться на празднике с топориком-тростью как необходимым дополнением праздничного костюма… Но в большей степени топорец служил знаком полноправного женатого мужчины, хозяина ("газды"), свидетельством и доказательством его достоинства и чести…" (см. Холодная В.Г. "Гуцульские топорцы", ж. "Живая старина", 1998, №29, с.12-13).

Навершие из мягкого металла ("медная секирка") говорит о том, что этот топорик-топорец был именно тростью со стилизованным набалдашником, использовавшимся для нанесения увечий противнику, а не собственно топором. Это подтверждают, например, и другие многочисленные названия этого атрибута в Карпатском регионе - "топорец", "валашка", "бартка", "балта", "бренкач", "келеф" (или "келеп"), "чекан". Особенно интересны названия "келеф" и "чекан", известные также и запорожским казакам, которые были заимствованы ими у татар:

"…известны были запорожцам еще так называемые келепа, т.е. чеканы или боевые молотки. Это ручное оружие, состоявшее из деревянной, в один аршин длины, ручки с железным на одном из концов ручки молотком, имевшим с одной стороны тупой обушок, а с другой острый носок" (см. Яворницкий, с.219).

Стоит обратить внимание на длину рукояти келепа в один аршин, т.е. около метра - фактически, это длина трости. Возможно, именно в этом и кроется причина переноса функций трости на это оружие с длинной рукоятью. Косвенным образом это подтверждает и Залужецкий, польский историк середины XIX в., рассказывая про карпатских "збойников" ("опришков"): "Среди збойников были и хорошие лучники. Они носили также чеканы (на Востоке джуканы), которые употребляли как оружие и трость…"

Интересно, что в большинстве случаев у гуцулов, бойков и лемков названия, например, "топорец" и "келеп" абсолютно взаимозаменяемы - т.е. значительной разницы между ними жители Карпат не проводят. Причина эта состоит не в том, что они не проводят разницы между этими двумя столь различными видами оружия как топор и боевой молоток. Напротив, "опришкам" ("гайдукам", "збойникам") в XVII-XVIII вв. были известны несколько видов боевых топоров, а также чеканы-келепы. Причина состоит в том, что к XIX-XX вв. эти предметы как оружие уже вышли из употребления, а их названия стали служить лишь для различия наверший (набалдашников) на тростях. В дальнейшем же и эти различия стали стираться - топорцы полностью переняли на себя все функции трости-тростки, в том числе и ритуальные:

"В высокогорных районах Карпат, у гуцулов, танцы с оружием (топорик, дубинка) занимали важное место в инициации мужских и половозрастных групп. Там их исполняли в день весеннего равноденствия на церковной площади или вблизи ее, недалеко от кладбища, непосредственно после поминания умерших, а также на Рождество" (см. Мандзяк, с.78).

Танцы же с тростями-топориками стали и одним из методов физической подготовки украинских "сечевых стрельцов" - воинских формирований Австро-Венгерской империи начала XX в., рекрутируемых из жителей Западной Украины. Например, "Сечевой песенник", изданный в г.Коломыя в 1912 г., отобразил ряд таких упражнений, заимствованных большей частью из народных карпатских танцев. И доныне украинские танцы "Гайдук" и "Опришки" исполняются только с таким непременным атрибутом, как деревянный топорец (см., например, Василенко Ким. "Лексика украинского народно-сценического танца", К.-1996, с.73, 485-487). Этот топорик-трость проник из Украины и в танцы соседних народов - "разбойницкие" танцы поляков и "войницкие" ("гайдуцкие") танцы молдаван (там же, с.73, 76).

Прикладная функция топорца-трости также тесно связана с танцами - во время их исполнения, как указывает Василенко (см. с.76), выкрикивают рифмованные восклицания - т.н. "трындычки", "примовки" на Украине, или "стритетури" в Молдавии и Румынии:

"У гуцулов и бойков, живущих в Карпатах, одним из главных видов оружия в драке являлся "топiрець" (или "валашка") - трость с металлической рукояткой в форме топорика ("топорец") или молотка ("келеф, келеп").

"Есть у мене топiр, топiрець, кованая бляшка.
     Не боюся я нiкого - нi нiмця, нi ляшка!" (см. Мандзяк, с.87).

Характерно, что автор навершие-набалдашник у трости называет "рукояткой" - так как именно на нее, как на рукоять, опирались при ходьбе: т.е. это, фактически, комель. Причина же замены металлических наверший на топориках-тростках кроется в следующем:

"Топорик служил оружием во время драк в корчме, где собиралась молодежь на гулянье, поэтому во многих западно-карпатских областях парней обязывали носить только деревянные топорики во избежание несчастных случаев при молодежных забавах и танцах" (см. Холодная, с.12-13).

Так же, как и палицу-тростку, топорец-тростку употребляли не только как ударное оружие, но и как метательное, используя, конечно же, особенности навершия в виде топора - например, во время посвящения юноши в "легиня" (взрослого парубка) он должен был метнуть топорец, чтобы срубить указанную ему ветку дерева (см.., например, Грабовецкий В. "Антифеодальная борьба карпатского опришковства XVI-XIXвв.", Львов - 1966, с.236).

Таким образом, в Карпатском регионе "топорцы" и "келепы" полностью переняли на себя все функции трости-тростки с набалдашником. А паралельно с ними в этом же регионе продолжает существовать и собственно сама архаичная трость-насека, известная и в других украинских землях. Существование же такого реликтового явления как трость-тростка, известной в том или ином виде на всей территории Украины и в европейской части России, позволяет нам говорить про одну общую древнеславянскую традицию, охватывающую огромный ареал от новгородских земель до степей Причерноморья, и от Карпат до Волжского бассейна.