Rambler's Top100
  
  

Исследования

Верняев И.И. (СПбГУ)
"Крестьянская "эндосоциология" (на материалах исследований в Гдовском и Бежаницком районах Псковской области)."

Современный полевой исследователь при изучении традиционных социальных институтов в большей степени основывается на рассказах-воспоминаниях своих информантов, чем на непосредственном наблюдении.

Но люди сами создают "концептуальные модели" традиционных социальных институтов, их обобщенные идеальные образы. И это следует учитывать при анализе информации. Часто за рассказом информанта о конкретной бывшей в прошлом ситуации из деревенской семейной или общественной жизни стоит именно такая модель. В совокупности модели традиционных социальных институтов и типичных социальных ситуаций, с ними связанных, образуют своеобразный комплекс народных представлений - "крестьянскую эндосоциологию".

Модель семьи. В сознании наших информантов существует идеальная модель семьи. Семья понимается как единое дворохозяйство, в нее входят люди, живущие под одной крышей и ведущие общее хозяйство, объединенные общим бытом. Идеальная семья является патриархальной, со строгим подчинением младших старшим, неразделенной, с большим количеством детей. Во главе семьи стоит строгий, всеми распоряжающийся отец - старший мужчина в доме. Его "заместителем" по женской половине дома является старшая женщина - хозяйка, жена хозяина. Все имущество является в семье общим. Одной из характерных черт семейной модели является неоднократно подчеркиваемый информантами мирный характер внутрисемейных отношений, мирное решение всех внутрисемейных проблем..

Одной из типичных ситуаций жизни такой семьи является "классическая" семейная трапеза, описания которой очень часто встречаются в рассказах информантов.

Модель "гнезда" - родственного клана. При разделе родственники, как правило, селились в той же деревне по соседству. В результате образовывалось "гнездо". Рассказывая о "гнезде", информанты в качестве характерных черт этой социальной единицы отмечали взаимопомощь, поддержка во всех жизненных ситуациях, совместные праздники, обладание некоторым общим имуществом.

Модель "улицы". В крупных поселках в качестве особой социальной единицы информанты выделяли "улицу". Каждая такая улица отличалась от других своим особым характером.

Модель "деревни". Основной социальной единицей, выделяемой информантами, наряду с семьей, является деревня. Определяющая "концептуальная" характеристика деревни - взаимопомощь. Особенно ярко эта характеристика выявляется при описании одной из типичных общедеревенских ситуаций - ситуации "толоки". Толока, как правило, организуется при строительстве нового дома, при обработке женщинами льна, при жатве. Самый же распространенный вид толоки - толока при вывозе навоза на поля. "Раньше, например, мой отец возе навоз - вся деревня помогае. И так и он помогае всем" (Кудеверская вол.). Итак, "деревенская" модель: человеку помогает "вся деревня" - он помогает всем.

Модель "округи", или "края". В сознании информантов отчетливо обнаруживается модель социальной единицы наддеревенского уровня - "округа", или "край". "Край" является совокупностью близлежащих деревень, объединенных многочисленными связями различного характера. Как правило, жители одного "края" относятся к одному приходу и собираются вместе на приходской праздник. Там устраиваются гуляния, проходит ярмарка, знакомится молодежь. Иногда на праздник приходят жители соседних "краев", при этом между парнями случаются драки "край на край". Все деревни края были связаны отношениями взаимного обмена праздниками. В деревню, празднующую свой деревенский праздник, собирается "вся округа".

Таким образом, память людей хранит ряд моделей социальных структур и связанных с ними типичных ситуаций.

Совокупность этих моделей образует "крестьянскую эндосоциологию". Социальная память избирательна: забываются разного рода детали и всякого рода "отклонения", и, наоборот, сохраняются "идеальные модели" и типовые идеальные ситуации, что и проявляется в рассказах информантов.

Феномен сохранения в памяти "идеальных моделей" социальных структур, и даже более яркая их прорисовка, наступающая после того, как эти институты окончательно ушли из актуального существования, является, возможно, одним из факторов часто случающегося в истории процесса регенерации, казалось, уже ушедших в прошлое социальных отношений институтов.

Библиотека исторического факультета СПбГУ