Rambler's Top100
  
  

Исследования

Филин И.
"О китайских боевых искусствах"

-1- -2- -3- -4- -5- -6- -7- -8- -9- -10-

Человек, решивший заняться изучением ушу, - китайской традиции воинских искусств, - обязательно столкнётся на начальном этапе своего обучения с историей возникновения и развития данного вида восточных единоборств. Он узнает от преподавателей – инструкторов или из многочисленных методических пособий и монографий о том, что боевые китайские искусства имеют тысячелетнее прошлое, уходят своими корнями в седую глубину веков и представляют собой вершину долгого и последовательного генезиса такого явления культуры как воинские искусства. Подобные повествования сопровождаются, как правило, обширным фактологическим материалом. Древность и священность происхождения ушу должны свидетельствовать, по мысли последователей, как о его боевых преимуществах, которые подразумеваются сами собой, так и о некоем первородстве, первенстве по отношению к другим боевым системам, носящим, таким образом, характер заимствования и влияния с Востока и приобретающим свойство производности и вторичности.

Однако более пристальное и объективное изучение различных источников и материалов, к которым аппелирует традиция ушу для подтверждения факта своего исторического долголетия и своеобразия, вызывает серьёзные сомнения, как в длительности существования этой традиции, так и в идентификации её как собственно воинской, боевой.

Прежде всего, зададимся вопросом, что собой представляют документальные основания, свидетельствующие о древности ушу?

Согласно распространённому убеждению, современные воинские искусства Китая зародились в стенах буддийского монастыря Шаолинь, находящегося в провинции Хэнань. История, повествующая об этом, является общеизвестной и хрестоматийной, и содержится практически в любом методическом пособии, посвящённому восточным единоборствам.

Итак, согласно преданию, в начале VI в. н. э. из Индии в Китай прибыл 28 –й патриарх буддизма Бодхидхарма (кит. Дамо), чтобы проповедовать в Поднебесной империи истинное учение. Посетив небольшой монастырь Шаолинь на горе Суншань, он в течение целого ряда лет находился там, и сфера его деятельности не ограничилась лишь поучениями и наставлениями монахов в действительном неискажённом следовании по пути Будды. Дамо составил для шаолиньской братии, помимо дыхательных и медитативных методик психотренинга, специальный комплекс физических упражнений, имеющий своей основой боевое направление, который и послужил в дальнейшем базой для создания и развития разнообразных стилей ушу.

Так гласит предание. Действительность, однако, не столь романтична. Серьёзные сомнения в реальности этой истории высказывались современниками уже в период средневековья, начиная с ХII в.1 В 80-х же годах XX в. после углублённого изучения многочисленных источников абсолютно точно установлено и доказано, что это не более, чем красивый миф2. На самом деле к монастырю Шаолинь , а тем более к ушу, индийский патриарх не имеет никакого отношения.

Какие исторические материалы содержат хоть какие – либо сведения о Бодхидхарме? Отдельные хроники, датируемые VI–м веком, упоминают только о том, что некий Дамо, пришедший из Индии, переходя из селения в селение, проповедовал учение чань, - как и сотни других индийских проповедников в это время. Этими сообщениями вся информация и ограничивается (попутно заметим, что ряд исследователей вообще отрицает факт реальности Бодхидхармы, считая, что этот образ импортирован рукописной традицией из устных народных преданий)3. Материалы как VI в., так и VIII – X в. в. - период расцвета буддизма в Китае, - не содержат ни одного упоминания о какой – либо связи Дамо и Шаолиньсы.

Первое упоминание о посещении патриархом чань – буддизма монастыря относится к XI веку – по прошествии 600 лет после самого этого предполагаемого события. К тому же трактат буддийской направленности, сообщающий об этом, изобилует таким количеством вопиющих фактологических ошибок, что никто из специалистов не сомневается в том, что в данном случае речь идёт о преднамеренной авторской инсинуации. Очевидно, сделано это было с целью поднятия статуса монастыря в разгар максимального интереса и внимания к буддизму власть предержащих. Но и здесь ничего не говорится о боевых искусствах.